7. ЯВЛЕНИЕ. ФОРМЫ ЯВЛЕНИЯ

 

Исходя из бытия, непосредственного, и обнаружив сущность в бытии, Маркс затем раскрыл сущность самою по себе. После этого мыслитель возвращается к бытию, теперь уже на основе знания сущности. Бытие фиксируется под углом зрения проявления в нем сущности, т. е. объектом становится обнаружение сущности в бытии. Существенное бытие, существенное непосредственное и есть явление сущности. В дальнейшем К. Маркс анализирует формы явления.

Выше мы отмечали, что движение мысли от сущности к непосредственному позволяет понять сущность в ее непосредственности, видимости. В категории видимости фиксируется непосредственность сущности, сущность, поскольку она дана непосредственно, но еще специально не выделяется механизм движения от сущности к не- посредственному. В категории явления уже выделяется этот механизм, а потому и видимость понимается более глубоко и расчлененно.

В гегелевской логике отсутствует характеристика форм явления. Детальный логический анализ форм явления составляет одну из величайших заслуг К. Маркса в области логики.

А. Простая, или случайная форма сущности

Изложение явления начинается с простейшей формы: х товара А =у товара В.

Лишь в форме проявления товар выступает в качестве в е щ и в о о б щ е. (Напомним, что мы имеем в виду не специфику природной вещи, а именно вещь вообще. В этом смысле вещью может быть и природное, и общественное, и мыслительное образование). Правда, уже только приступая к определению потребительной стоимости, Маркс писал: Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь...45. Но в виду имелась п р и р о д н а я вещь, да к тому же,что здесь для нас и важноне природная вещь к а к т а к о в а я, а только непосредственность природной вещи. Если бы К. Маркс исследовал природную вещь как таковую, он перестал 'бы быть 1олитэкономом, а стал бы естествоиспытателем. Непосредственность вещи и вещь в ее сущности не одно и то же. Пока К. Маркс излагал потребительную стоимость, товар представлялся непосредственным, бытием, а не вещью вообще. Когда же воссоздавалась сущность товара, то она определялась независимо от потребительной стоимости и потому опять-таки не характеризовалась как вещь. И только в с т о и м о с т н о м о т н о ш е н и и т о в а р в п е р в ы е п р е д с т а л н е п о с р е д с т в е н н ы м е д и н с т в о м п о т р е б и т е л ь н о й с т о и м о с т и и с т о и м о с т и. Действительно, и о товаре А, и о товаре В мы знаем, что они состоят из потребительной стоимости и стоимости. Нам известно также, что такое стоимость и потребительная стоимость. Знание о потребительной стоимости и стоимости здесь уже опосредовано предыдущим ходом мысли. Однако ближайшим образом отношение потребительной стоимости и стоимости, например товара А, еще не опосредовано формой проявления, механизмом этой формы. Поэтому товар А (а также товар В) в отношении равенства к другому товару и оказывается непосредственным единством потребительной стоимости и стоимости. В отдельно взятом товаре нельзя отличить оба фактора друг от друга.

Итак, с у щ н о с т ь, п о л у ч и в ш а я п р о я в л е н и е, б л и ж а й ш и м о б р а з о м е с т ь н е п о с р е д с т в е н н о е е д и н с т в о с у щ н о с т и и е е н е п о с р е д с т в е н н о с т и, т. е. в е щ ь. Вещь не есть непосредственное, ибо она заключает в себе уже и непосредственность и сущность, опосредование. Опосредование исчезает лишь ближайшим образом, в явном виде. Товар как вещь есть уже член стоимостного отношения, но взятый до стоимостного отношения. Товар как вещь есть возможность товара, а существование товара это товар в осуществившемся стоимостном отношении.

Если проанализировать товар сам по себе в качестве члена стоимостного отношения, то стоимость будет вещью-в-себе46, а потребительная стоимость внешним существованием. Стоимость здесь соотносится, но вместе с тем она дана, непосредственна. Стоимость товара А есть вещь-в-себе. Категории вещь, вещь-в-себе, внешнее существование выступают тогда, когда товар берется уже не просто сам по себе, а когда охарактеризованы все условия проявления стоимости и товар, взятый сам по себе, вместе с тем оказывается включенным в стоимостное отношение товаров. Следовательно, вещь, вещь-в-себе, внешнее существование фиксируют товар не просто в качестве отдельного товара, а определяют товар в качестве члена существенного отношения. Вещь-в-себе есть сущность в члене существенного отношения, а внешнее существование (в данном случае потребительная стоимость) есть несущественное в члене существенного отношения. Вещь-в-себе не есть основание внешнего существования этой вещи, вещь-в-себе, справедливо замечает Гегель, есть неподвижное, неопределенное единство...47. Ибо существенное члена существенного отношения не получило еще определенности в существенном отношении, так как не проявилось в последнем. Товар А и товар В в отношении х товара А=у товара В представляют собой вещи вообще, их стоимости есть вещи-в-себе, а потребительные стоимости внешние существования. Впредь мы и будем называть товар вещью, подразумевая под этим термином вышеуказанный смысл. Еще раз подчеркнем, что здесь не идет речь о п р и р о д н о й в е щ и: природная вещь сама, естественно, есть вещь, т. е. единство непосредственности и сущности, но при рассмотрении товара ее природная сущность оказывается несущественной, природная вещь фигурирует в качестве простой непосредственности.

Таким образом, вещь есть непосредственное единство непосредственности (потребительной стоимости) и сущности (стоимости). Вещь есть то, что находится в существенном отношении к другой вещи, то что берется как член существенного отношения до специального изучения самого этого отношения. Дальнейший анализ существенного отношения обнаруживает, что вещь есть, с одной стороны, вещь-в-себе, а с другой внешнее существование. Вещь-в-себе представляет собой сущность, но взятую уже не только саму по себе, а в связи с движением от сущности к явлениям, в связи с существенным отношением. Вещь-в-себе, т. е. сущность сама по себе, как таковая и в то же время в связи с существенным отношением, есть противоречие. Вещь при таких условиях предстает перед познающим неопределенным единством. Внешнее существование познается при тех же обстоятельствах и есть несущественность вещи в связи с существенным отношением. Простейшее отношение вещей есть отношение двух вещей в существенном отношении. Например, х товара А=у товара В. Стоимость х товара А = стоимости у товара В. По стоимости обе части равенства равны. Следовательно, вещи-в-себе не различаются не только внутри себя, но и по отношению друг к другу. Но стоимость товара А выражается в потребительной стоимости товара В, а стоимость товара В в потребительной стоимости товара А. Таким образом, вещь-в-себе каждой вещи различается не по отношению к себе, не по отношению к вещи-в-себе, а к некоторому другому внешнему существованию. Само другое внешнее существование (потребительная стоимость товара, в которой выражается стоимость иного товара) есть лишь форма проявления вещи-в-себе. Следовательно, другое внешнее существование имеется лишь в соотношении с вещью-в-себе. Вещь-в-себе в другом внешнем существовании соотносится с собой.

Отличие стоимости товара А от стоимости товара В обнаруживается через соотношение стоимости товара А с потребительной стоимостью товара В и стоимости товара В с потребительной стоимостью товара А. В категориальном аспекте суть дела заключается в том, что вещь-в-себе, соотносясь с собой в другом внешнем существовании, начинает отличаться и от другой вещи-в-себе. Две вещи-в-себе отличаются друг от друга внешним существованием. Определенность разных вещей-в-себе по отношению друг к другу имеет поэтому место во внешней рефлексии48. Это утверждение Гегеля точно передает суть дела, если только иметь в виду под термином рефлексия не исключительно мыслительное образование, а отражение (от лат reflexio отражение) друг в друге сторон реальной, действительной сущности. Каждая вещь-в-себе определена в существенном отношении не через себя, а через другое внешнее существование. Вместе с тем в существенном (стоимостном) отношении вещи-в-себе не различаются друг от друга. Если имеется соотношение вещи-в-себе с другим, а именно с другим внешним существованием, если в этом соотношении вещь-в-себе, относясь к другому, соотносится сама с собой, то такое отношение есть с в о й с т в о. Иначе говоря, с в о й с т в о есть отношение вещи-в-себе к другому, в котором вещь-в-себе сохраняет себя. Вещь обладает свойством вызывать то или иное в другом и проявляться своеобразно в своем соотношении с другими вещами. Она обнаруживает это свойство лишь при условии наличия соответствующего характера другой вещи, но оно вместе с тем ей свойственно и есть ее тождественная с собою основа...49. Свойства вещи-в-себе не есть нечто внешнее вещи, а есть стороны самой вещи-в-себе. Вещь-в-себе оказывается тождеством в соотношениях с другим. Свойство выступает тождественным вещи-в-себе.

В дальнейшем К. Маркс подрооно излагает в з а и м о д е й с т в и е в е щ е й (взаимодействие товаров). Вещи взаимодействуют благодаря своим свойствам. ...Свойство, то справедливому определению Гегеля, есть само это взаимосоотношение, и вещь есть ничто вне этого взаимодействия...50. Действительно, товары относятся друг к другу в формах проявления стоимости. Формы проявления стоимости есть взаимоотношение товаров. Товар вне отношения к другим товарам не есть действительный товар. Товар и его стоимость становятся действительностью только в отношениях к другим товарам и их стоимостям. Действительность вещи имеется лишь в отношении к другим вещам. Тем самым вещность перешла в свойство51.

Проследим изложение К. Марксом механизма и формы взаимодействия вещей.

 

1)      Д в а п о л ю с а в ы р а ж е н и я с у щ н о с т и:

о т н о с и т е л ь н а я ф о р м а с у щ н о с т и и э к в и в а л е н т н а я ф о р м а

Отношение двух вещей есть простейшее выражение существенного отношения. Две разные вещи в существенном отношении выполняют различные функции, обладают различными свойствами. Вещь Л выражает свою сущность в вещи В, а вещь В представляет собой материал для выражения сущности. Первая вещь активна, она находится в относительной форме. Вторая вещь пассивна, она находится в эквивалентной форме. Мы имеем дело с функциональными формами, с различными ф у н к ц и я м и, или, иначе говоря, с различными свойствами, одного и того же. Маркс фиксирует пока различие функций, различие свойств. Вещь-в-себе вещи Л проявляется, получает определенность, различия в соотношении с некоторым другим. В этом и только в этом отношении вещь В не имеет значения устойчивой самой по себе. Она устойчива только в соотношении с вещью-в-себе вещи А. Вместе с тем вещь В есть другое, хотя и лишенное опоры в себе, д р у г о е вещи-в-себе вещи А. Действительно, стоимость товара Л обнаруживается только в отношении к другому товару. В этом отношении другой товар имеет значение лишь материала стоимости товара Л, т. е. только постольку, поскольку в нем выражается стоимость товара Л. Но товар В есть другой товар, чем товар Л. Относительная форма стоимости (сущности.В. В.) и эквивалентная формаэто соотносительные, взаимно друг друга обусловливающие, нераздельные моменты, но в то же время друг друга исключающие или противоположные крайности, т. е. полюсы одного и того же выражения стоимости; они всегда распределяются между различными товарами, которые выражением стоимости ставятся в отношение друг к другу52. Таким образом, К. Маркс от р а з л и ч и я свойств функции переходит к характеристике их п р о т и в о п о л о ж н о с т и. Существование одного свойства, одной функции невозможно без другого и наоборот. Чтобы выразить стоимость товара Л, необходим другой товар, служащий материалом выражения. Другой же товар не может быть материалом выражения, если не существует стоимость, которая в нем выражается. Оба свойства (функции) предполагают существование друг друга. Вместе с тем одно свойство (функция) исключает другое. Если вещь функционирует в относительной форме, то она не может одновременно в одном и том же отношении иметь эквивалентную форму. Если же вещь функционирует в эквивалентной форме, то она не может одновременно в одном выражении сущности иметь относительную форму. Вещь может находиться в одном и том же выражении сущности либо в относительной, либо в эквивалентной форме. В разное время в одном и том же выражении сущности вещь может быть и в относительной и в эквивалентной форме. В самом деле, если в отношении х товара А=у товара В товар А выражает свою стоимость, то в этом отношении не выражается одновременно стоимость товара В. Если же товар В выражает свою стоимость, то в этом отношении не выражается одновременно стоимость товара А. Но товар А может в одно время выражать свою стоимость, а в другое время служить материалом выражения стоимости товара В. Это же верно я относительно товара В. Свойства (функции) противоположны, но не противоречивы. Какую функцию выполняет вещь, зависит только от ее места в выражении сущности. После изложения полюсов проявления стоимости в общем виде Маркс приступает к детальному воссозданию поочередно каждой из полярных функций начиная с активной, относительной формы.

2) О т н о с и т е л ь н а я ф о р м а с у щ н о с т и

При рассмотрении активного полюса выражения сущности фиксируется в первую очередь, его содержание, а затем количественная определенность. Чтобы понять, как простейшее проявление сущности одной вещи заключается в существенном отношении двух вещей, следует сначала изучить это отношение независимо от его количественной стороны. Ибо различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству. Только как выражения одного и того же единства они являются одноименными, а следовательно, соизмеримыми величинами53. Предположим, что вещи А и В являются соизмеримыми величинами. Каково бы ни было их количественное соотношение, из факта соизмеримости следует, что вещь А и вещь В имеют одну и ту же сущность и служат выражением ее. Функции вещей А и В в сущностном отношении различны. Единственно вещь А выражает свою сущность, причем именно путем о т н о ш е н и я к вещи В как равной себе. Вещь В здесь форма, в которой существует сущность, вещь-в-себе, ибо исключительно в сущностном отношении вещь В тождественна вещи А. Только здесь сущность вещи А приобретает особое проявление. Это верно не только для стоимостного отношения товаров. Маркс приводит пример из совершенно другой области. Масляная кислота и муравьино-пропиловый эфир имеют различную физическую форму, но состоят из одних и тех же химических субстанций в одном и том же процентном отношении (С4Н8О2). Если масляную кислоту приравнять муравьино-пропиловому эфиру, то масляная кислота выразит свою химическую субстанцию, а муравьино-пропиловый эфир будет формой ее (субстанции) существования. Химическое соединение оказывается единством двух факторов: физической формы и химической субстанции. Только в отношении химических соединений, имеющих различную физическую форму, химическая субстанция получает форму проявления, отличную от самой этой субстанции и от физической формы.

Пока сущности вещей определялись лишь в качестве результатов субстанции, сущность не получала особой формы, отличной от непосредственности вещи. В существенном отношении сущность вещи проявляется в ее собственном отношении к другой вещи. Приравнивание вещи А, как воплощения сущности, к вещи В есть тем самым приравнивание субстанции первой вещи субстанции второй. Субстанция, созидающая вещь А, то форме отличается от субстанции, образующей вещь В, но их уравнивание сводит обе формы субстанции к одинаковой субстанции. Как созидающая сущность вещей А и В субстанция есть одна и та же. О б н а р у ж е н и е с у б с т а н ц и и, о б р а з у ю щ е й с у щ н о с т ь в е щ и, о с у щ е с т в л я е т с я ч е р е з р а в е н с т в о р а з н о р о д н ы х в е щ е й.

Субстанция не тождественна сущности, ибо субстанция созидает сущность, но сама она не есть сущность. Субстанция превращается в сущность в результате, в застывшем, фиксированном виде, в форме вещи. Поэтому чтобы выразить сущность вещи А как результат действия субстанции, требуется выразить сущность в такой вещи, которая по своей непосредственности отлична от вещи А и обща вещи А по своей сущности.

В существенном отношении вещь А существенно тождественна вещи В. Вещь В в своей непосредственности, единичности воплощает сущность. Непосредственная, единичная форма товара В служит формой проявления стоимости товара А. Непосредственность, единичность вещи В, естественно, есть только непосредственность, единичность. Однако в существенном отношении к вещи А эта непосредственность, единичность значит нечто большее, чем вне его. Вещь В как результат действия субстанции есть носитель сущности. Непосредственно сущность вещи В совершенно не воспринимается. В существенном отношении вещь В представляет собой только непосредственность сущности вещи А. Вещь В не может быть воплощением ^ сущности вещи А, если сущность вещи А не предстанет в непосредственности, единичности вещи В. Таким образом, в сущностном отношении, в котором вещь В играет роль эквивалента, непосредственность, единичность вещи В есть форма сущности вещи А. Сущность одной .вещи проявляется в единичности, непосредственности другой вещи. Единичность, непосредственность вещи А чувственно отличается от единичности, непосредственности вещи В. Но как сущность вещь Л воспринимается в качестве единичности, непосредственности вещи В. Следовательно, вещь А приобрела особую форму сущности, форму, отличную от ее единичности, непосредственности. Такая форма выражения сущности носит универсальный характер. У Маркса можно найти примеры из различных предметных областей. Так, пишет Маркс, индивидуум А не может относиться к индивидууму В как к его величеству без того, чтобы для А величество как таковое не приняло телесного вида В, потому-то присущие величеству черты лица, волосы и многое другое меняются с каждой сменой властителя страны54. Отношение одного человека к другому тогда, действительно, истинно человеческое, когда человек относится ко всем другим людям как к себе подобным. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода человек55. Пример с масляной кислотой и муравьино-пропиловым эфиром также свидетельствует о том, что формой проявления химической субстанции масляной кислоты служит физическая форма муравьино-пропилового эфира. В геометрии при сравнении, например, двух прямолинейных фигур та фигура, в которой выражается площадь данной фигуры, служит в своей единичности формой проявления общей для них сущности. Еще одна иллюстрация, приводимая К. Марксом. Вес тела непосредственно не воспринимается. Чтобы выразить вес тела А, необходимо соотнести его в весовом отношении с телом В и тогда непосредственность, единичность тела В (например, какая-либо железная гиря) будет воплощением веса тела А.

Вещь, сущность которой выражается, всегда есть определенное количество. Это количество заключает известное количество сущности. С л е д у е т о с о б о п о д ч е р к н у т ь, ч т о в л о г и к е К. М а р к с а с у щ н о с т ь н е е с т ь т о л ь к о с н я т о е к а ч е с т в о и к о л и ч е с т в о. Сущность представляет собой в Капитале о п р е д е л е н н у ю сущность, сущность определенного предмета, а отнюдь не сущность вообще, какой она предстает в логике Гегеля. Речь идет, в частности, о сущности товара, т. е. вполне определенного предмета. Н о е с л и и м е е т с я в в и д у о п р е д е л е н н а я с у щ н о с т ь, т о, с л е д о в а т е л ь н о, о н а е с т ь н е т о л ь к о б о л е е г л у б о к а я с ф е р а, ч е м к а ч е с т в о и к о л и ч е с т в о, о н а е с т ь т а к ж е с а м а к а ч е с т в о и к о л и ч е с т в о. Сущность товара, стоимость, поэтому должна быть понята не только в связи с менее глубоким, первым фактором, образующим качество товара, не только в связи с количеством потребительной стоимости и количеством меновой стоимости. Стоимость сама определена качественно (в отношении к сущности капитала, к нетоварным формам общества) и количественно (величина стоимости).

В сфере бытия наблюдались непосредственно данные количество (количество потребительной стоимости) и количественное соотношение (меновая стоимость). Более глубокое проникновение в предмет позволило вскрыть меру, единство качества и количества. Затем качество предстало на еще более глубоком уровне познания (сущности, стоимости). Сущность была понята как результат действия производящей причины. Причем оказалось, что сущность сама количественно определена и что величина сущности измеряется величиной производящей причины. Таким образом, Маркс идет в Капитале от рассмотрения непосредственно данного количества к количеству сущности и производящей причины, субстанции. Но только тогда, когда встает вопрос об изображении проявления сущности и ее величины, величина сущности и субстанции выступает действительно как внутреннее количество, а величины, в которых она проявляется, как внешнее количество. Вообще отношение внутреннего и внешнего приобретает действительно важное значение при условии, что сущность изучена сама по себе и требуется проследить ее проявления. Пока изучается непосредственное, еще неизвестно, существует ли внутреннее, а потому непосредственное еще не есть внешнее. Когда за непосредственным и в нем начинает обнаруживаться сущность, то непосредственное еще не осознается в полной мере в качестве именно проявления и проявления именно этой сущности. Только понимание непосредственного на основе сущности полностью выявляет его существование в качестве внешнего, сущность же предстает внутренним.

Посмотрим, каким образом внутреннее количество проявляется во внешнем количестве. В сущностном отношении, например, вещи А к вещи В приравниваются одни и те же сущности равной Величины. В х вещи А заключается столько же субстанции сущности, сколько в у вещи В. В уравнении 20 арш. холста =1 сюртуку, 20 арш. холста содержат в себе такую же величину общественно необходимого рабочего времени, субстанции стоимости, что и 1 сюртук. Рабочее время, требующееся для производства 20 арш. холста или 1 сюртука, изменяется с изменением производительности в соответствующих отраслях труда. С логической точки зрения в приравнивании различных товаров друг другу имеются следующие компоненты: во-первых, вещи, количественно различные и тождественные по сущности; во-вторых, эти вещи производятся одной и той же субстанцией, Распадающейся на столько же видов, подвидов и т.п., сколько существует видов, подвидов и т. п. качественно различных вещей; в-третьих, эффективность конкретной формы действия субстанции (субстанции, поскольку она производит качественно различные вещи) изменяется (увеличивается или уменьшается); в-четвертых, субстанция, поскольку она созидает одинаковую сущность качественно различных вещей, измеряется временем ее действия как одинаковой субстанции.

Каково же влияние изменения эффективности конкретной формы действия субстанции на относительное выражение величины сущности? (Перечисленные компоненты предполагаются имеющимися налицо.)

I. Предположим, что сущность вещи А количественно изменяется, а величина сущности вещи В. остается неизменной. Если сущность вещи А увеличивается, то то же количество вещи А равняется большему количеству вещи В. И наоборот, если сущность вещи А уменьшается, то одно и тоже количество вещи А равняется меньшему количеству вещи В. При постоянной величине сущности вещи В относительная величина сущности вещи А, или величина сущности вещи А, выраженная в некотором количестве вещи В, изменяется прямо пропорционально сущности вещи А.

II. Дана постоянная величина сущности вещи А, изменяется величина сущности вещи. В. Если последняя уменьшается, то одно и то же количество вещи А равняется большему количеству вещи В. И наоборот, при увеличении количества сущности вещи В одно и то же количество вещи А равняется меньшему количеству вещи В.

При постоянной величине сущности А ее относительная величина, т. е. величина, выраженная в вещи В, изменяется обратно пропорционально изменению величины сущности вещи В.

Из сопоставления I и II вытекает, что одно и то же изменение относительной величины сущности вещи может вызываться противоположными причинами.

III. Предположим, что величины сущности вещей А и В изменяются в одно и то же время, в одном и том же направлении, в одной и той же пропорции. Тогда относительное выражение величины сущности сохраняется постоянным. Изменение величины сущности вещей А и В проявится только при сравнении с другими вещами, имеющими ту же сущность, но величина сущности которых изменяется иначе, чем предположенное изменение величины сущности вещей А и В.

IV. Предположим, что величины сущности вещей А и В изменяются в одном и том же направлении, однако в различной степени или в противоположном направлении и т. п. Четвертый случай находится путем использования предыдущих.

Итак, изменения внутреннего количества не соответствуют полностью изменениям внешнего количества, точнее относительному выражению внутреннего количества. Относительное выражение сущности может изменяться три постоянстве сущности. Относительное выражение сущности может не изменяться, хотя сущность изменяется. Одновременные изменения сущности и относительного выражения сущности не всегда совпадают друг с другом.

Вульгарно научный подход означал бы здесь, что несовпадение внутреннего и внешнего количества было бы истолковано в смысле отрицания внутреннего количества. В истории политэкономии подобная вульгаризация допускалась не единожды.

Рассмотрим более подробно с точки зрения углубления мышления приведенную характеристику количественной определенности относительного выражения сущности.

Изложение проявления величины стоимости в определенных количествах потребительной стоимости в логическом аспекте представляет собой рассмотрение количественно определенной сущности в ее отношении к внешней стороне, к внешнему количеству. Безразличие внутреннего количества к внешнему снимается, в сущности обнаруживается спецификация.

С п е ц и ф и ц и р у ю щ а я м е р а. Давая первоначальное определение величины стоимости56, К. Маркс сопоставляет величину стоимости прежде всего с масштабом времени. Только позднее он отмечает, что труд, производящий величину стоимости, есть общественно средний труд. Поэтому величина стоимости в первоначальном определении обнаруживает себя пока лишь существующим в природе нечто (стоимости), но не вскрывается, что увеличение или уменьшение в известном отношении в е л и ч и н ы стоимости выводит за пределы с т о и м о с т и.

С у щ н о с т ь к а к в с е б е о п р е д е л е н н а я в е л и ч и н а п р е ж д е в с е г о о т н о с и т с я к в н е ш н е м у к а к к м а с ш т а б у. Масштаб сам есть в себе определенная величина, но для того, что он измеряет, масштаб есть внешнее. Измеряемое количество в отношении к масштабу есть такое определенное количество, которое непосредственно существует в природе своего нечто, иного, чем нечто, играющее роль масштаба. Сравнение измеряемого с масштабом есть внешнее действие. Единица масштаба для измеряемого есть произвольная величина. Далее величина стоимости представляется способной увеличиваться и уменьшаться, оставаясь величиной стоимости. Величина стоимости товара может измеряться, например, 1, 2, 3, 4 ,и т. д. часами рабочего времени. Здесь величина стоимости, хотя и есть определенное количество, но в отличие от просто определенного количества есть нечто качественное (величина как величина с т о и м о с т и остается той же самой), определяющее безразличные к ней определенные количества. Следовательно, количество, присущее природе нечто (стоимости), может увеличиваться или уменьшаться, оставаясь количеством данного нечто (стоимости). Если масштаб есть просто внешняя, безразличная величина к данному нечто (например, 1, 2, 3 и т. д. часа, дня), то теперь внешняя безразличная величина о п р е д е л я е т с я данным нечто (стоимостью). (Например, 1, 2, 3, и т. д. часа, дня р а б о ч е г о времени.)

Следующий шаг изложения К. Маркса характеристика общественно среднего труда позволяет уяснить, что с известной стороны увеличение или уменьшение величины приводит к тому, что величина перестает быть величиной стоимости. Таким образом, о т б е з р а з л и ч н о й к о л и ч е с т в е н н о й о п р е д е л е н н о с т и п р о и с х о д и т п е р е х о д м ы с л и к у я с н е н и ю с п е ц и ф и ч е с к о г о о п р е д е л е н н о г о к о л и ч е с т в а.

Затем К. Маркс воссоздает простейшую форму проявления специфического количества через отношение двух внешних количеств (количественному анализу предшествует качественный). Специфическое количество (величина стоимости товара А) одной вещи проявляется в определенном внешнем количестве другой вещи, в известном количестве другой вещи (т. е. в известном количестве потребительной стоимости товара В). Специфическое количество вещи А проявляется через внешнее количество вещи В. Но именно величина стоимости, например 20 арш. холста, активна, выражает свое равенство, предположим, 1 сюртуку, а не двум, трем и т. д. Следовательно, арифметическое множество внешнего количества вещи В определяется величиной специфического количества вещи А. О сущности и ее величине, в данном случае о стоимости и величине стоимости товара А, можно сказать то, что Гегель пишет о мере: она держится по отношению к (арифметическому, внешнему.В. В.) множеству как некоторое интенсивное и вбирает его своеобразным способом; она изменяет положенное извне изменение, делает из этого определенного количества некоторое другое и являет себя через эту спецификацию для-себя-бытием в этой внешности57.

Специфически вобранное множество зависит не только от внутреннего, но и от безразличного внешнего множества вещи В. Внешнее количество вещи может измеряться метрами, тоннами и т. д. Например, 20 арш. холста могут быть равны 1 сюртуку, или 10 кг муки и т. д. С у щ н о с т ь о б н а р у ж и в а е т с я к а к о т н о ш е н и е в н у т р е н н е г о и б е з р а з л и ч н о г о в н е ш н е г о к о л и ч е с т в а. С п е ц и ф и ч е с к о е е с т ь п о к а з а т е л ь о т н о ш е н и я.

С переходом к рассмотрению формы проявления специфического количества в поле зрения включается новый вид безразличного количества (количество потребительной стоимости). Помимо безразличного внутреннего количества (изменение величины стоимости, при котором величина остается величиной стоимости) становится необходимым проследить проявление специфического внутреннего количества в его безразличной количественной определенности, в безразличном внешнем количестве. В простейшей форме проявления сущности вещи А=у вещи В) самим уравнением двух разных вещей предполагается равенство величин субстанции сущности. Специфическое количество берется неизменным (величина стоимости постоянна). Ставится задача выяснить проявление изменений безразличного внутреннего количества относящихся вещей в безразличном внешнем количестве. Исследуются различные случаи проявления изменений безразличного внутреннего количества в безразличном внешнем количестве.

3) Э к в и в а л е н т н а я ф о р м а

Если в существенном отношении двух вещей (А и В) вещь А выражает свою сущность в чувственно отличной от нее вещи В, то вещь А превращает чувственную, внешнюю, единичную форму вещи В в форму проявления сущности вещи А. Вещь В получает форму эквивалента. Но вещь В не выражает своей сущности, ее сущность не приобретает формы, отличной от ее внешности, единичности. Вещь А проявляет себя как сущность в том, что вещь В, не имея формы сущности, отличающейся от ее внешности, единичности, непосредственно приравнивается вещи А. Эквивалентная форма вещи предоставляет собой форму непосредственного равенства с другой вещью. Вещь, находящаяся в эквивалентной форме, не выражает ни свою сущность, ни свое специфическое количество. Она служит лишь материалом для выражения сущности и специфического количества другой вещи. Сама же вещьэквивалент функционирует в существенном отношении только как материал для выражения сущности другой вещи и как безразличное определенное внешнее количество. В эквивалентной форме непосредственность, единичность (вещи В) служит формой проявления сущности (вещи А), т. е. своей противоположности. Но это проявление противоположности через свою противоположность имеет место только в пределах существенного отношения. Маркс показывает, что так обстоит дело не только в стоимостном отношении товаров, но и в весовом отношении различных тел. Вес отдельно взятого тела нельзя почувствовать, воспринять непосредственно. Вес тела определяется в весовом отношении к другому телу. В этом соотношении то тело, при помощи которого измеряют вес, служит лишь воплощением тяжести, а его непосредственная форматолько формой проявления тяжести. Однако между выражением веса тела и формой проявления стоимости товара, отмечает К. Маркс, существует и значительное различие: вес природное свойство, стоимость общественное отношение. Поскольку мы стремимся, по мере возможности, выделить универсальные моменты логики Капитала, постольку выражение стоимости мы анализируем с точки зрения существования всеобщих, универсальных, категориальных отношений. В относительной форме сущность вещи А проявляется в непосредственной форме вещи В, отличной от непосредственной формы вещи А.

Само выражение наталкивает сознание на мысль о том, что сущность не есть ни непосредственная форма вещи А, ни непосредственная форма вещи В. В эквивалентной форме, напротив, вещь В выражает сущность, а значит, кажется, будто она имеет форму сущности в силу своей непосредственности, единичности. Эта объективная кажимость существует лишь в сущностном отношении вещи А к вещи В, в котором вещь В служит эквивалентом. Такие соотносительные определения представляют собой вообще нечто весьма своеобразное. Например, этот человек король лишь потому, что другие люди относятся к нему как подданные. Между тем они думают, наоборот, что они подданные потому, что он король58. Соотносительность специфична для сферы сущности и форм ее проявления. В сущности все соотносительно. Эквивалентная и относительная формы сущности не существуют друг без друга и вне существенного отношения. В эквивалентной форме потребительная стоимость товара В служит формой стоимости товара А. Объективная кажимость заключается в том, что представляется, будто товар В от природы обладает формой стоимости. Следовательно, форма общественного отношения воспринимается как природное свойство. В данном случае отношение более развитой (общественной) системы кажется в эквивалентной форме свойством менее развитой (природной) системы.

Конкретная форма субстанции, производящая непосредственность, единичность вещи, вещи, находящейся в эквивалентной форме, выражает субстанцию, созидающую сущность.

Частная субстанция, субстанция о т д е л ь н о й вещи, образует выражение субстанции ц е л о г о. ...Частный труд становится формой своей противоположности, т. е. трудом в непосредственно общественной форме59.

Далее К. Маркс показывает на примере трактовки Аристотелем стоимостного отношения, что субстанция вещей и сущность, лежащая в основе формы проявления, могут быть вскрыты только при достаточном уровне развития предмета (в данном случае общества), а именно тогда, когда форма проявления сущности стала господствующей формой предмета. Субстанция стоимости есть тайна, условия для полного проникновения в которую не существуют до тех пор, пока товар, товарные отношения не стали господствующими в обществе.

4) П р о с т а я ф о р м а с у щ н о с т и в ц е л о м

Вскрывая простую форму сущности в целом, Маркс прежде всего резюмирует уже сказанное ранее о ее полюсах и функционально противоположных формах. Но этим К. Маркс не ограничивается. Он делает ряд новых обобщений.

Во-первых, фиксируется, что в сущностном отношении вещи А к вещи В непосредственность, единичность вещи А есть всего только единичность, непосредственность, а непосредственная форма вещи Висключительно образ сущности. Следовательно, скрытая, внутренняя противоположность непосредственности и сущности проявилась во внешней противоположности, через отношение двух вещей, из которых одна функционирует только как непосредственность, а другаятолько как сущность.

Во-вторых, указывается, что развитие формы вещи (непосредственного единства непосредственности и сущности) есть тем самым развитие формы сущности.

В-третьих, Маркс вскрывает недостатки простого выражения сущности.

В отношении вещи А и вещи В сущность вещи А отличается только от своей собственной непосредственной формы, вещь А относится к другой вещи, но в отношении не проявляется качественная тождественность и количественная пропорциональность вещи А со всеми вещами той же сущности. Простая относительная форма вещи соотносится с отдельной эквивалентной формой другой вещи. По мере вступления вещи А в отношения со все новыми и новыми вещами той же сущности образуется бесконечный ряд проявлений сущности вещи А.

В. Полная, или развернутая, форма сущности

Полная, или развернутая, относительная форма сущности есть выражение сущности какой-либо вещи в бесконечном ряду других вещей. Теперь субстанция, производящая сущность этой вещи, выражается как одинаковая с субстанцией сущности всех вещей данного рода, независимо от конкретной формы субстанции. Поскольку сущность вещи А выражается в бесконечном ряду непосредственных форм, то для сущности вещи не имеет значения, в какой именно непосредственной форме она проявляется. Количественная соизмеримость двух вещей раньше могла представляться случайной. Но когда вещь количественно соизмеряется с бесконечным рядом других вещей, тогда становится явной скрывающаяся здесь необходимость, основа, по существу отличная от случайного проявления и определяющая собой это последнее60. Непосредственная форма каждой вещи из бесконечного ряда, каждой вещи, в которой выражается сущность вещи А, есть особый эквивалент наряду с бесконечным числом других эквивалентов. А конкретные формы субстанции, образующие эти вещи, представляют собой особенные формы проявления субстанции, производящей данную сущность. Так как ряд выражений сущности вещи А бесконечен, то он не завершен, и всегда может быть присоединено новое выражение сущности. Выражения сущности не объединены друг с другом, сущность не имеет одного и того же выражения. Относительная форма сущности каждой вещи получает бесконечный ряд выражений, отличный от бесконечного ряда выражений сущности другой вещи.

Развернутой относительной форме соответствует особенная эквивалентная форма. Каждая вещь ряда выражает свою сущность в бесконечном числе особенных эквивалентных форм (которыми служат непосредственность, единичность вещей), существующих рядом друг с другом. Конкретная форма субстанции, заключенная в каждом особенном эквиваленте, также есть лишь особенное проявление субстанции вообще. Субстанция вообще проявляется полностью только в совокупности бесконечного числа ее конкретных форм. Термин бесконечность здесь употребляется в значении недостижимое, бесконечный ряд, ряд не имеющий конца. Поэтому всякий раз бесконечность имеется лишь потенциально, актуально же бесконечность не осуществляется, завершение бесконечного ряда не может быть достигнуто. Поэтому субстанция полностью проявляется только потенциально, но не актуально. Нет единой формы проявления сущности и субстанции. По сути дела определяя полную, развернутую форму сущности, Маркс рассматривает проявление сущности в форме дурной бесконечности (термин Гегеля), в виде бесконечного ряда выражений сущности. Дурная бесконечность выражения сущности имеет и количественную и качественную стороны. Недостатки полной, развернутой формы сущности (стоимости) есть недостатки дурной бесконечности.

С. Всеобщая форма сущности

1) И з м е н е н н ы й х а р а к т е р ф о р м ы с у щ н о с т и

Во всеобщей форме сущности получает выражение утвердительная, истинная бесконечность, сущность и субстанция проявляются полностью, актуально. В прежней форме сущность могла проявиться лишь постольку, поскольку она не имела конца числу своих выражений. Следовательно, всякий раз она проявлялась полностью только в потенции, но не действительно. Бесконечное оказывалось простым отрицанием конечного, налично не существующим. 'Каждое отдельное, конечное выражение сущности имело значение только как то, за пределы чего выходят, что отрицают. С количественной стороны дурная бесконечность есть бесконечный числовой ряд.

20 арш. холста = 1 сюртуку,

20 арш. холста =10ф. чаю и т. д.

Переходя к характеристике всеобщей формы стоимости, Маркс просто говорит, что каждое из этих уравнений содержит и тождественное с ним обратное уравнение:

1 сюртук=20 аршинам холста,

10ф. чаю=20 аршинам холста и т. д.61.

Исторически возникновение всеобщей формы означало скачок в развитии товарных отношений. Логически также за внешне почти полумеханическим, сухим переворачиванием уравнения скрывается огромный смысл. Движение от конечного выражения сущности к другому,. конечному выражению сущности и т. д. без конца есть движение от конечного к конечному, где бесконечное всегда остается недостижимым. Но это движение заключает в себе и противоположное: движение из бесконечного. Так, всякий числовой ряд есть движение к бесконечности от какого-либо числа и движение из бесконечности к этому числу, бесконечность актуально имеется в этом числе. Также и в качественном отношении бесконечное движение от одного конечного к другому и т. д. есть не только гибель первого конечного, но и постоянное возвращение к нему через отрицание других конечных вещей. Тогда конечное оказывается единством конечного и актуально, утвердительно присутствующего в нем бесконечного. Утвердительное, актуальное бесконечное не есть непосредственное, и не есть первое отрицание, а есть отрицание как возвращение к исходному пункту на базе отрицания, т. е. представляет собой отрицание отрицания.

Уравнение всеобщей формы стоимости:

1 сюртук =

10 ф. чаю =20 арш. холста

40 ф. кофе =

1 кварт, пшеницы =

и т. д.

Сущности (стоимости) б е с к о н е ч н о г о числа вещей (товаров) выражаются в к о н е ч н о й вещи, в к о н е ч н о м числе. Всеобщий, бесконечный характер конечная величина стоимости конечной вещи получает не сама по себе, не непосредственно, а потому, что в ней выражаются стоимости бесконечного количества товаров. Всеобщий, бесконечный характер стоимость получает как отрицание развернутой формы, которая в свою очередь является отрицанием простой, или случайной, формы стоимости. Теперь вещи получают одну-единственную и единую форму выражения сущности. Форма сущности проста и обща всем вещам, имеющим данную сущность, следовательно, она всеобща. Если в I и II формах сущность какой-либо вещи проявлялась в отличие ее о т н е п о с р е д с т в е н н о с т и э т о й в е щ и, то в III форме сущность данной вещи проявляется как о т л и ч н о е о т в с я к о й н е п о с р е д с т в е н н о с т и. В первой форме отделение сущности вещи от ее непосредственности носило зачаточный характер: сущность данной вещи обнаруживалась в непосредственности только одной другой вещи. Во второй форме отделение сущности вещи от ее непосредственности происходит в более развитом виде: сущность данной вещи проявляется в непосредственностях всех возможных вещей, имеющих одну и ту же сущность. Но здесь еще не возникает общей формы обнаружения сущности. В третьей форме все бесконечное количество вещей одной и той же сущности выражают свою сущность в одной данной вещи. В непосредственности данной вещи сущность выступает как общая всем вещам и, следовательно, отличная от непосредственности всякой вещи. Таким образом, лишь форма. утвердительной, истинной, актуальной бесконечности, лишь всеобщая форма выражения сущности завершенно фиксирует отношение между вещами как сущностями.

Поскольку все бесконечное количество вещей одной и той же сущности выражает свою сущность в данной вещи, постольку последняя приобретает форму всеобщего эквивалента. Непосредственность, единичность этой вещи становится всеобщим образом сущности, чувственно воспринимаемым воплощением субстанции, производящей сущность. Конкретная форма субстанции, образующей данную вещь, превращается во всеобщую форму обнаружения субстанции, создающей сущность. Только теперь субстанция, создающая сущность, и сущность приобретают положительное, утвердительное выражение. Прежде субстанция, образующая сущность, характеризовалась главным образом отрицательно: как отвлечение от всех ее конкретных форм. Во всеобщей же форме сущности сведение всех конкретных форм субстанции к данной субстанции вообще имеется налицо, положительно. О т с ю д а с л е д у е т, ч т о п р и р а с с м о т р е н и и с у щ н о с т и с а м о й п о с е б е, н е з а в и с и м о о т ф о р м е е п р о я в л е н и я, с у щ н о с т ь и е ё с у б с т а н ц и я в ы с т у п а ю т п о п р е и м у щ е с т в у о т р и ц а т е л ь н о. Положительная природа сущности и ее субстанции фиксируется только тогда, когда изображены формы проявления. В этом заключается одна из важнейших причин необходимости движения от сущности к явлению. Всеобщая форма сущности образуется на высокой ступени развития предмета. Форма I соответствует зародышевому уровню развития предмета. О случайной форме стоимости Маркс пишет: На практике эта форма встречается, очевидно, лишь при первых зачатках обмена, когда продукты труда превращаются в товары лишь посредством единичных и случайных актов обмена62. Форма II появляется на более развитой стадии. Когда развитие предмета порождает всеобщую относительную форму сущности, тогда в сфере этого предмета всеобщий характер субстанции представляет собой специфический характер субстанции этой стадии развития предмета.

2) О т н о ш е н и е м е ж д у р а з в и т и е м о т н о с и т е л ь н о й ф о р м ы с у щ н о с т и и э к в и в а л е н т н о й ф о р м ы

Ранее было обнаружено, что относительная и эквивалентная формы есть формы, проистекающие из различных функций. Относительная форма активный, эквивалентнаяпассивный полюсы формы сущности. Опираясь на предшествующее изложение, Маркс теперь отмечает: Степени развития относительной формы стоимости соответствует степень развития эквивалентной формы. Однако и это важно отметить развитие эквивалентной формы есть лишь выражение и результат развития относительной формы стоимости63. Простая форма проявления сущности вещи превращает другую вещь в отдельный эквивалент. Полная, или развернутая, форма сущности порождает бесчисленные и разнообразные особенные эквиваленты. Всеобщая форма сущности конституирует всеобщий эквивалент.

По мере развития формы проявления сущности развивается и противоположность между ее функциональными формами. В простой форме сущности перемена функций каждой из двух относящихся вещей на противоположную происходит свободно, без изменения формы проявления. Вещь А может находиться в относительной или в эквивалентной форме, но форма сущности остается по-прежнему простой. То же самое верно относительно вещи В. В полной, или развернутой, форме сущности изменение функции вещи на противоположную функцию, т. е. изменение функции вещи, находящейся в существенном отношении с другими вещами, ведет к изменению самой формы проявления сущности, к превращению ее во всеобщую форму проявления. Здесь смена функции вещи на противоположную ведет к прогрессивному развитию формы проявления. Во всеобщей форме сущности перемена функции вещей, находящихся в существенном отношении, также ведет к изменению формы проявления. Тем самым всеобщая форма проявления преобразуется в развернутую. Здесь смена функций на противоположные порождает уже регресс формы проявления.

Во всеобщей форме сущности одна вещь имеет форму всеобщего эквивалента. Во всеобщем эквиваленте сущность дана непосредственно в непосредственности этой вещи. Вещь оказывается имеющей непосредственно существенную форму.

При поверхностном, непосредственном, неисторическом подходе не видно, что способность вещи быть непосредственным воплощением сущности неотделима от отношения этой вещи ко всем другим вещам, имеющим ту же сущность, но не являющимся непосредственно всеобщим выражением сущности. Вследствие чего можно утверждать, будто все вещи одной и той же сущности могут одновременно играть роль всеобщего эквивалента. Именно такова логическая основа прудоновского социализма. Для мелкого буржуа, который в товарном производстве видит nес рlus ultra [вершину] человеческой свободы и личной независимости, было бы, конечно, в высшей степени желательно устранить недостатки, связанные с этой формой, в особенности же тот недостаток товаров, что они не обладают, непосредственной обмени-ваемостью (т. е. не являются все всеобщими эквивалентами.В. В.). Размалевывание этой филистерской утопии и составляет прудоновский социализм...64.

 

Д. Непосредственно - всеобщая форма сущности

Сущность вещи всеобща, бесконечна; и форма выражения сущности также должна быть всеобщей, бесконечной, чтобы получить свое завершение. Сущность вещи вначале непосредственно едина, неотделима от непосредственной формы вещи. Сущность не может проявляться иначе как через непосредственную форму вещи. Поэтому форма проявления сущности в ее законченном виде должна быть не только всеобщей, но и непосредственной. Непосредственные формы различных вещей одной и той же сущности в разной степени соответствуют сущности. Например, золото по своей природе более всего пригодно для того, чтобы быть всеобщим эквивалентом стоимости. Выделение вещи по своей непосредственной форме, наиболее соответствующей сущности, есть превращение всеобщей формы сущности в непосредственно-всеобщую форму.

Если при переходе от I ко II, от II к III формам проявления происходили существенные изменения формы проявления, то переход от III к IV форме есть изменение не существа формы проявления, а изменение непосредственности формы проявления.

Всеобщая и непосредственно-всеобщая форма проявления сущности всеобщи не сами по себе, а только потому, что они содержат в снятом виде форму I и II. Золото,указывает Маркс,лишь потому противостоит другим товарам как деньги, что оно раньше уже противостояло им как товар. Подобно всем другим товарам, оно функционировало и как эквиваленткак единичный эквивалент в единичных актах обмена и как особенный эквивалент наряду с другими товарами-эквивалентами. Мало-помалу оно стало функционировать, в более или менее широких кругах, как всеобщий эквивалент. Как только оно завоевало себе монополию на это место в выражении стоимостей товарного мира, оно сделалось денежным товаром...65. Всеобщность как налично сущая, или утвердительная, актуальная бесконечность, взятая непосредственно, не обнаруживает себя в качестве бесконечности. Ибо утвердительная бесконечность и существует лишь как отрицание конечности и дурной бесконечности. Без отрицания Дурной бесконечности нет и актуальной бесконечности, дурная бесконечность в своем отрицании и образует актуальную (бесконечность. В свою очередь дурная бесконечность представляет собой отрицание конечного, единичного.

Так как простая форма проявления сущности есть конечная форма, так как развернутая форма сущности есть форма дурной бесконечности, а всеобщая форма форма актуальной бесконечности, то всеобщая форма есть отрицание отрицания. В денежной форме стоимости происходит как бы возвращение к простой, или случайной, форме стоимости на базе приобретений, которые получила форма стоимости, пройдя через развернутую форму стоимости. Поэтому чтобы понять всеобщую форму сущности, необходимо раскрыть суть развернутой формы, а чтобы осуществить последнее, необходимо изучить простую форму проявления сущности. Денежная форма стоимости непосредственна, подобно случайной, отдельной, форме стоимости и бесконечна в отличие от нее. Денежная форма стоимости бесконечна, подобно развернутой форме стоимости, но эта бесконечность в отличие от развернутой формы уже не потенциальна, а актуальна, достигнута.

 

45 К. М а р к с и Ф. Э Н г е л ь с. Соч., т. 23, стр. 43.

46 Термин вещь-в-себе приобретает в системе категорий дополнительный смысл, отнюдь не противоречащий пониманию вещи-в-себе как чего-то еще непознанного. Естественно, что этот смысл раскрывается в контексте изложения системы логики.

47 Гегель. Соч., т. V, стр. 578.

48 Гегель. Соч., т. V, cтр. 579.

49 Гегель. Соч., т. V, стр. 581582.

50Там же, стр. 585.

51Там же.

52 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 5758.

53 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т.23, стр. 5859.

54 К. М а р к с и Ф. Э и г е.л ьс, .Соч., т., 23, стр. 61.

55 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 62.

56 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 47.

57 Гегель. Соч., т. V, стр. 393.

58 К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 67.

59 К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 68.

60 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 73.

61 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 74.

62 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 23, стр. 75.

63 Там же, стр. 77.

64 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 78.

65 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с. Соч., т. 23, стр. 80.