6. СУЩНОСТЬ НАЧАЛА КАК ОСНОВАНИЕ. УСЛОВИЯ ПРОЯВЛЕНИЯ СУЩНОСТИ

 

Мы уже говорили о том, что Маркс изображает сущность (стоимость) в качестве данной, постоянной, и что такой подход необходим, ибо товар, а значит и стоимость, интересует исследователя не сам по себе, а как б ы т и е, н е п о с р е д с т в е н н о е существование капитала. Поскольку же этот товар есть также и просто товар, особый предмет, то Маркс раскрывает его сущность, но в тех пределах, в каких она обнаруживается, будучи взята постоянной, данной. Наибольшая глубина раскрытия сущности в таком случае существенная противоположность. Если бы К. Маркс рассмотрел в первой главе стоимость как собственно противоречие, как порождение и исключение противоположными сторонами друг друга в одно время и в одном и том же отношении, то тем самым стоимость как таковая была бы понята уже не в качестве чего-то данного, а в качестве изменяющейся. Но это возможно лишь тогда, когда исследователь перешел непосредственно или к характеристике простого товарного производства, или к рассмотрению развития капиталистического производства. Между тем в первой главе К. Маркс не разбирает ни вопросы простого товарного, ни вопросы капиталистического производства.

Сущность, познанная в ее противоречивости, выступает в самодвижении, в процессе действия производящей субстанции. Импульс движения и основание сущности обнаруживается в ней самой, она сама служит своим собственным основанием. При рассмотрении сущности бытия предмета К. Маркс минует противоречие сущности бытия, не останавливается на противоречии как основании, а сразу приступает к отношению основания и обоснованного. Сначала сущность (стоимость) выступает и основанием, и обоснованным. Обоснованное есть все ранее выделенные определения сущности (сущность сама по себе, существенное тождество, существенное различие и т. д.). Основание есть отношение сущности к самой себе. Ранее выделенные определения сущности выступают в качестве форм сущности, форм в отношении к сущности. При этом в отношении форма сущность и форма и сущность есть одно и то же, каждая форма сущности есть вся сущность в определенной форме.

У Маркса в характеристике сущности товара этот переход мысли специально не выделяется в его развитом виде, что совершенно естественно и связано с принципиальным отличием логики Маркса от логики Гегеля. В Капитале предпосылка предмета сама представляет собой особый предмет. Так как речь идет о сущности бытия и потому сущность бытия предмета не изучается в качестве противоречия, то и переход от противоречия к основанию не изображается в развитом виде.

Тем не менее движение мысли к основанию и к отношению форма сущность в Капитале имеется. При переходе к рассмотрению формы стоимости, или меновой стоимости предыдущее изложение сущности представляется в новом свете. Стоимость (сущность) выступает в качестве основания, а форма в качестве обоснованного. Основание от обоснованного и обоснованное от основания еще ничем определенным не различаются. Единственный аспект формы, какой здесь обнаруживается, это определенности сущности по отношению к самой сущности, оформленность сущности в самой себе и самой по себе. Следовательно, сущность есть форма, форма есть сущность, сущность оформлена, а форма существенна.

Но так как Маркс в противоположность Гегелю изображает реальный предмет, независящий от познающего, то он обращается к данным живого созерцания и к уже установленным определениям предмета. Именно на таком пути выявляется новая определенность формы и ее отношения к сущности. Маркс выше установил, что товары являются товарами, если они одновременно есть и предметы потребления и носители стоимости. Поэтому форма товара двойная: натуральная форма и форма стоимости. Вслед за этим Маркс обращается к отношению натуральной формы и стоимости. Стоимость в отличие от чувственной предметности товарных тел неуловима, если чувственно воспринимается отдельный товар. Сущность (стоимость) предстает по отношению к форме (натуральной форме) бесформенной неопределенностью, или, иначе говоря, материей. (Нетрудно заметить, что здесь термин материя имеет совсем иной смысл, нежели при рассмотрении отношения материи и сознания.) Форма (как натуральная форма т о в а р а) предполагает названную материю. Материя предполагает эту форму. Натуральной формы т о в а р а нет без стоимости, стоимости нет без натуральной формы товара. Вместе с тем материя (сущность как бесформенное неопределенное) безразлична к форме, а форма к материи. Стоимость товара безразлична пока к его натуральной форме и наоборот. Они не формируют друг друга, хотя и предполагают друг друга.

Следовательно, основание и обоснованное определяются уже не просто как тождественные друг другу (отрицание же их друг другом не просто как неопределенное отрицание). Основание и обоснованное теперь различаются как безразличные друг другу, но предполагающие друг друга. З д е с ь в ы с т у п и л о о т н о ш е н и е ф о р м а - м а т е р и я. Это первое отрицание.

Стоимость неуловима, пока берется отдельный товар. Так как стоимость есть общественное отношение, то и проявляется она в этом отношении товаров друг к другу. Форма стоимости не есть стоимость, но она и не безразлична к стоимости, а есть форма с т о и м о с т и. Форма стоимости и есть и не есть стоимость. Стоимость же оформляется уже не только внутри себя, а и вовне, она оформляется в форме стоимости именно как стоимость. Форма сущности тут не тождественна сущности, как раньше в отношении форма сущность. Форма сущности и тождественна сущности и одновременно в том же самом отношении исключает сущность. Следовательно, сущность предстает в качестве содержания. Сущность оформлена вовне, вместе с тем форма есть не безразличие к сущности, а форма сущности. Прежние два отношения (формасущность, формаматерия) снимаются в отношении форма содержание. Это отрицание отрицания.

Внешне ход мысли в разобранной части параграфа форма стоимости, или меновая стоимость выглядит так: от простого названия и констатации двойственности формы товара через отрицание обстоятельств, при которых сущность не проявляется (соответствует характеристике отношения формаматерия) к определению условий проявления сущности (соответствует характеристике отношения форма содержание).

Далее Маркс ставит вопрос об объяснении формы стоимости, исходя из содержания, из стоимости. ...Мы исходим из меновой стоимости, или менового отношения товаров, чтобы напасть на след скрывающейся в них стоимости. Мы должны возвратиться теперь к этой форме проявления стоимости41.

В отношении форма содержание, взятом со стороны формы, речь шла о том, что есть форма в связи с содержанием. И ответ был самым общим. Теперь вопрос заключается в том, как форма возникает из содержания. Ответ в рамках общего отношения формасодержание тавтологичен: форма стоимости происходит из стоимости. Основание, содержание (стоимость) в п р о ц е с с е обоснования выступает тождественным обоснованному, форме. Это то, что Гегель называл ф о р м а л ь н ы м о с н о в а н и е м.

Далее содержание основания и содержание обоснованного выступают безразличными друг другу. Каждый знает если он даже ничего более не знает, что товары обладают общей им всем формой стоимости, резко контрастирующей с пестрыми натуральными формами их потребительных стоимостей, а именно: обладают денежной формой стоимости42. Обоснованное (денежная форма стоимости) получает свою собственную определенность еще не из основания, а в сравнении с натуральными формами товаров. Основание и обоснованное предстали разными по содержанию. Они еще безразличны друг к другу и обоснование остается еще простой тавтологией. Гегель называет подобное отношение основания к обоснованному р е а л ь н ы м о с н о в а н и е м.

Непосредственно вслед за приведенными словами Маркса читатель находит: Нам предстоит здесь совершить то, чего буржуазная политическая экономия даже и не пыталась сделать, именно показать происхождение этой денежной формы, т. е. проследить развитие выражения стоимости, заключающегося в стоимостном отношении товаров, от простейшего, едва заметного образа и вплоть до ослепительной денежной формы. Вместе с тем исчезнет и загадочность денег43.

Тут дано общее указание на процесс обоснования, в котором из содержания основания выводится и объясняется не то же самое и не безразличное к основанию содержание обоснованного, а такое содержание обоснованного, которое в своем различии с содержанием основания не безразлично последнему, а полностью выведено из него. Гегель фиксирует этот процесс термином п о л н о е о с н о в а н и е.

Далее К. Маркс рассматривает условия проявления сущности. Простейшее стоимостное отношение есть, очевидно, стоимостное отношение товара к какому-нибудь одному товару другого рода все равно какого именно. Стоимостное отношение двух товаров дает, таким образом, наиболее простое выражение стоимости данного товара44. Объект внимания вся совокупность условий п р о я в л е н и я сущности, причем условий простейшего проявления сущности. Наличие всех условий проявления и есть выражение сущности. Теперь ход мысли Маркса воспринимается уже под углом зрения не формы, а условий и их отношения с основанием. Условия проявления стоимости есть во-первых, наличие потребительной стоимости, и не одной, а по крайней мере двух различных потребительных стоимостей; во-вторых, наличие стоимостного отношения. В к а т е г о р и а л ь н о м а с п е к т е р е ч ь и д е т п р о с т о о б у с л о в и и и у с л о в и и к а к о т н о ш е н и и о с н о в а н и я.

У с л о в и е. Без, по крайней мере, двух различных потребительных стоимостей невозможно проявление стоимости. Следовательно, наличие потребительных стоимостей есть предпосылка стоимости как основания формы проявления. Стоимость не есть основание потребительной стоимости товара в качестве потребительной стоимости. Потребительная стоимость выступает непосредственно. Ее основание здесь не изучается. Потребительная стоимость безразлична к своему соотношению со стоимостью, но вместе с тем она соотносится со стоимостью, хотя это соотношение внешне потребительной стоимости. Рассмотрим то же самое в категориальном плане. Имеется условие, без которого невозможно проявление сущности. Значит условие есть предпосылка (основания как основания формы проявления. Условием является непосредственное, многообразное наличное бытие. Это непосредственное соотнесено с основанием, но не со своим основанием; у непосредственного в силу его непосредственности основание отсутствует. Условие есть предпосылка сущности как основания формы проявления, т. е. условие соотносится с основанием. В этом отношении условие, будучи непосредственным, остается безразличным основанию и выступает безусловным.

С о о т н о ш е н и е о с н о в а н и я. Однако если проявления стоимости нет без потребительной стоимости, то проявление стоимости существует не вследствие потребительной стоимости, а вследствие стоимости. Именно стоимостное отношение товаров или с о о т н о ш е н и е стоимостей есть то, что создает форму проявления стоимости. Товары тождественны в стоимостном отношении. Стоимостное отношение здесь простое соотношение стоимостей в их существенной, стоимостной тождественности. Именно само стоимостное отношение создает форму стоимости и в этом значении стоимостное отношение безусловно, стоимость соотносится лишь с собой, Поэтому стоимостное отношение имеет здесь содержание безусловное по отношению к условию. Содержание стоимостного отношения есть содержание стоимости как основания, а содержание потребительной стоимости есть здесь непосредственный материал, этот- материал является внешним для стоимости, и вместе с тем входит в форму стоимости, является ее моментом. (В стоимостном отношении находятся т о в а р ы.)

С категориальной точки зрения эта картина представляется следующим образом. Формы, проявления нет без условия, но форма проявления существует не потому, что есть условие, а потому, что есть основание. Соотношение основания образует форму его проявления. Соотношение основания есть тут всего лишь пустое движение соотношения сущностей в их существенной тождественности. Все же именно соотношение основания создает форму проявления и есть форма проявления.

Поскольку основание соотносится с собой, постольку оно безусловно. Соотношение основания обладает своим собственным содержанием в противоположность условию. Первое есть содержание основания. Условие же есть непосредственный материал, являющийся внешним для основания, и в то же время входящий в содержание соотношения основания. Таким образом, условие и основание и безразличны друг другу, безусловны, непосредственны и опосредованы друг другом, причем в одном и том же соотношении основания. Это первое отрицание неразличенного единства условия и основания.

Коль скоро форма стоимости осуществляется, становится действительностью, потребительная стоимость я стоимость выступают лишь м о м е н т а м и формы, а не безразличными друг к другу. Потребительная стоимость, если определяется исключительно форма проявления стоимости, имеет значение лишь постольку, поскольку в ней выражается стоимость, но не сама по себе; стоимость важна только с точки зрения того, что она выражается в потребительной стоимости, а не сама по себе. Следовательно, потребительная стоимость и стоимость при рассмотрении формы стоимости представляются существующими только друг через друга; они сливаются в целое, взаимно предполагают друг друга, полагают себя через отрицание друг друга. Основание и условие снижаются друг другом, превращаются в моменты целого. Форма проявления реализуется, выходит в существование. Все условия ее имеются в наличии. Происходит отрицание отрицания соотношения условия и основания.

Переход к исследованию формы стоимости не означает, что понятие стоимости остается тем же самым, или, иначе говоря, что понятие стоимости независимо от понимания формы стоимости. Рассмотрение формы стоимости есть вместе с тем развитие понятия стоимости. Соотношение товаров выступает существенно важным для определения самой стоимости.

Можно видеть, что в логике Капитала более глубокие категории витка спирали обозначают иное реальное содержание, чем менее глубокие категории того же витка, ибо переход от одного категориального отношения к другому возможен лишь в процессе переработки данных живого созерцания.

 

41 К. М а р к с и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 5657.

42 Там же, стр. 57.

43 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 57.

44Там же.