Глава I

 

НАЧАЛО НАУКИ КАК СИСТЕМЫ СУБОРДИНИРОВАННЫХ КАТЕГОРИИ

 

1. ПРЕДПОСЫЛКИ И СПОСОБЫ РАССМОТРЕНИЯ НАЧАЛА НАУКИ

Предмет рассмотрения К. Маркса в Капитале процесс развития, или развивающийся предмет. Забегая вперед, окажем, что подобно всякому развивающемуся предмету капитал представляет собой единство, взаимодействие многообразных сторон, развивается путем отрицания отрицания, единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные. Этот предмет находится на исторически качественно определенной, специфической стадии развития. Наука, отражающая такой предмет, должна быть в конечном счете системой субординированных категорий.

Наука об экономике капитализма, как и вообще наука о развивающемся предмете, проходит сначала стадию, которая начинается с хаотического представления о предмете, с чувственного конкретного, и состоит преимущественно в его анализе, в вычленении его простейших сторон и отношений. Маркс во введении к экономической рукописи 18571858 гг. показывает, что таков исторический путь прежней политэкономии, исследовавшей капитализм 1.

К Маркс в Капитале начинает рассмотрение предмета сразу с его простейшего отношения, с товара. В этом произведении господствует уже восхождение от абстрактного к конкретному. Исходным пунктом служит наиболее абстрактное отношение изучаемого предмета. Начало восхождения само, таким образом, в известной мере есть р е з у л ь т а т предшествующей стадии познания от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному. В качестве этого результата начало восхождения представляет собой отражение в мышлении такого отношения предмета, при мысленном разложении которого (отношения.) происходит выход за пределы рассмотрения данного специфического предмета.

Определения простейшего отношения предмета как результата движения от хаотического представления о целом к абстрактному недостаточно. Необходимо показать, что оно есть простейшее по сравнению со всеми другими отношениями данного специфического развивающегося предмета. Вне специфической связи, вне единства со всеми сторонами развивающегося предмета какое-либо отношение не только не выступает простейшим, но и вообще перестает быть отношением именно этого, а не другого предмета. Рука, отрезанная от тела, не есть уже рука ж и в о г о тела. Разложение живого тела на составные части есть умерщвление живого, живая связь частей исчезает.

Следовательно, для полного уяснения простейшего отношения необходимо понять его в единстве, в связи со всеми другими отношениями данного предмета. Поэтому полное доказательство того, что отношение есть простейшее, дается всем ходом восхождения от абстрактного к конкретному в целом.

Естественно, начало восхождения до совершения процесса восхождения может быть понято лишь как результат движения от хаотического представления о целом, от чувственного к абстрактному и еще не может быть полностью прослежена его простота в движении от простого к сложному. В этом смысле только гипотетически допустимо утверждать, что данное отношение есть простейшее.

В Капитале К. Маркс воссоздает предмет, который он уже знает, о чем свидетельствует экономическая рукопись 18571858 гг., работа К критике политической экономии, экономическая рукопись 18611863 гг. В сознании К. Маркса существовало поэтому и полное доказательство того, что товар есть простейшее отношение капитализма. Но в Капитале он вначале опускает весь тот путь, какой привел его к убеждению, что именно это отношение (товар) есть простейшее отношение предмета (капитализма), и сразу начинает с собственно простейшего отношения, т. е. с наиболее абстрактной Категории.

Читателю, начинающему знакомиться с Капиталом, этот предшествующий путь неизвестен, еще не существуют для него и последующие шаги восхождения, ибо он изучает Капитал последовательно. При таких условиях утверждение Г. Маркса об элементарности товара предоставляется читателю первоначально априорно данным, Просто постулированным. Исходная абстракция предстает в самом начале вне связи с предыдущим и последующим ходом, движения мышления, вследствие чего д о к а з а т е л ь с т в о ее в качестве исходной читателю еще не дано, не определено. Поэтому как начало это отношение еще теоретически не доказано, не определено, т. е. неопределенно. Более того, начало в Капитале первоначально не только не доказано по отношению к другим сторонам предмета, но оно пока не доказано внутри себя, т. е. доказательно не выявлены и не определены стороны простейшего отношения.

Предвосхищая дальнейшее развертывание мысли в Капитале, можно было бы дать ряд определений исходной абстракции восхождения. Важнейшие из них следующие:

1. В исходной абстракции отражается такое отношение предмета, которое дальше разложить нельзя, не выходя за рамки данного специфического предмета.

2. В исходной абстракции воспроизводится отношение, являющееся простейшим по сравнению с остальными сторонами изучаемого специфического, предмета.

3. Исходная абстракция отражает зародышевое противоречие, на основе которого и из которого вырастают все другие отношения данного предмета.

4. Исходная абстракция воссоздает исторически первичное отношение предмета.

5. Исходная абстракция отображает простейшее отношение предмета и следовательно, некоторую совокупность различных, многообразных сторон.

В первом определении исходная абстракция фиксируется с точки зрения ее связи с движением познания от хаотического представления о целом, от чувственного конкретного к абстрактному. Доказательство его (определения) содержится в историческом движении классической буржуазной политэкономии и развитии экономических воззрений К. Маркса и Ф. Энгельса в период, предшествовавший написанию Капитала.

Второе, третье и четвертое определения нельзя доказать, если иметь дело исключительно с простейшим отношением и не вывести из него более развитых отношений предмета путем восхождения. от абстрактного к конкретному, т. е. они доказываются самим процессом восхождения и их доказательство не существует до этого процесса.

Пятое определение может быть доказано только после рассмотрения более чем одной стороны простейшего отношения, т.е. тоже не с самого начала изучения Капитала.

Все эти определения представляют собой р е ф л е к т и р о в а н и е по поводу у ж е п о з н а н н о г о в самых общих чертах процесса, восхождения от абстрактного к конкретному.

Наша задача заключается в том, чтобы строго следовать за развертыванием логического богатства Капитала, не забегать вперед, не определять уже известные отношения, категории предмета через еще неизвестные более развитые отношения, категории. Наша задача состоит также в том, чтобы, не определять отношения, категории Капитала через знания, сформировавшиеся у К. Маркса до написания Капитала. Ибо мы ставим своей целью выделение и развертывание логики именно и только Капитала, а для этого необходимо ее рассмотреть в той последовательности и связи, в какой она предстает перед сознанием читателя, знакомого лишь с Капиталом.

К. Маркс характеризует стороны, отношения предмета последовательно. Рассматривая, например, товар до капитала, К. Маркс уже знает, какова связь товара с капиталом, и это знание, несомненно, влияет на определение товара до определения капитала, Но оно еще не становится явным, доказательным для сознания читателя. Читатель, изучивший товар, но еще не знающий собственно капитала, видит доказанность, необходимость преимущественно определений товара в его самостоятельности по отношению к капиталу. Определения же связи товара с собственно капиталом до рассмотрения (собственно капитала выступают для сознания читателя недоказанными, постулированными, априорными.

Развитие мысли в Капитале есть, с одной стороны, развитие доказательных определении, с другой стороны, это же самое д о к а з а т е л ь н о е движение мысли есть преодоление определений, первоначально выступающих для читателя в качестве простых п о с т у л а т о в, а п р и о р н о д а н н ы х п о л о ж е н и й. Мышление К. Маркса в Капитале движется в единстве обо их моментов. Но главным, ведущим, определяющим моментом является развитие мысли со стороны д о к а з а т е л ь н о с т и определений, ибо целью служит именно доказательство.

Предположим, что читатель Капитала, впервые приступающий к изучению этого произведения, совершенно ничего не знает о капитализме. В действительности такого человека не существует, ибо каждый современный человек уже до знакомства с Капиталом имеет тот или иной запас сведений о предмете рассматриваемого произведения, и изучение последнего опосредствуется, преломляется через полученные ранее знания.

Тем не менее приведенное выше предположение необходимо ввести, если мы хотим выявить только то содержание, которое может быть почерпнуто именно из Капитала. Если мы встанем на точку зрения такого читателя, желающего и способного максимально глубоко изучить Капитал, то мы сможем выделить объективное содержание именно и только Капитала. В сознании же К. Маркса Капитал есть результат предшествующего и промежуточный этап будущего исследования. Если встать на позиции автора Капитала, то следует писать уже не только о логике Капитала самой по себе, но о логике Капитала в связи с предшествующим и последующим развитием марксизма, а эта работа будущего.

Логику Капитала мы фиксируем главным образом со стороны тех моментов, которые сохраняются во всяком мышлении о процессе развития. Для этого мы сравниваем логику Капитала с логикой Гегеля, возникшей на, основе изучения совершенно иного процесса развития, нежели изучение развития капитализма. Логика Гегеля базируется преимущественно на историко-философском материале.

 

' См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 12, стр. 726727.